«Какая блокада, когда там дырка на границе, в том числе с РФ, сотни километров?» — президент

15 марта Совет национальной безопасности и обороны поддержал предложение президента Петра Порошенко прекратить транспортное сообщение с оккупированным Донбассом. Это произошло после того, как в конце января отдельные нардепы с общественностью заблокировали железную дорогу. Позже начали перекрывать дороги.

Полиция и Нацгвардия перекрыли все автомобильные и железнодорожные пути, ведущие к самопровозглашенным ЛНР и ДНР.

Gazeta.ua напоминает аргументы «за» и «против» действий блокировщиков.

Блокада заставляет предприятия покупать уголь в России

«Все четче кристаллизуются угроза анархии и атаманщина. Ярким доказательством тому есть реальные потенциальные последствия так называемой блокады Донбасса. Ее организаторы показали себя как непревзойденные мастера политического пиара. Они грамотно вычислили болевую точку, поймали волну общественных ожиданий, обнаружили обнаженный нерв. Но организаторы блокады обманывали общество, потому что на самом деле это была не блокада ОРДЛО. Какая блокада, когда там дырка на границе, в том числе с РФ, сотни километров? Фактически все это оказалось спецоперацией, направленной на то, чтобы вытолкнуть оккупированные районы украинского Донбасса в РФ», — Петр Порошенко, президент, 20 марта.

«Мы получали сталь, выплавленную на заводах, которые являются украинскими юридически и на которых работали украинские рабочие, которые работали в украинском правовом поле. Уважаемые депутаты вместе с людьми заблокировали этот товарообмен. После чего, воспользовавшись ситуацией, боевики при поддержке РФ эти предприятия практически конфисковали. И они вышли из правового поля Украины и потеряли украинскую юрисдикцию. В этот момент президент сказал, что «мы не можем вести обмен с теми, кто не в украинском правовом поле». Чувствуете разницу? Между тем, что сделали эти люди, и тем, что сделал президент. Ставить на одну доску эти два решения — это, мягко говоря, и есть тот когнитивный диссонанс», — Андрей Рева, министр социальной политики, 20 марта.

«Я проводил большую встречу с украинскими металлургами — это 17 процентов промышленного производства страны, 25 процентов валютной выручки, это прочная сфера нашей экономики. И когда просто перекрыли путь к украинским недрам, сегодня металлурги говорят, что можно получить нужный им уголь из двух источников: это или Америка, или Россия. Блокада заставляет предприятия покупать уголь в России», — Владимир Гройсман, премьер-министр, 1 марта.

Посадите 17 «насировых» и они столько же заплатят залоговых средств

«Спекулируя на «безальтернативности» антрацитового угля с оккупированных территорий в разгар отопительного сезона, наше внимание отвлекают от других, которые значительно больше, вагонов, куда блокировщики дали нам возможность заглянуть. А в вагонах с пометками «22» (Украина) и «20» (Россия), как говорится, Бог послал: бедный уголь марки «т» (интересно, кому нужно?); лес-кругляк, на экспорт которого очень вовремя наложили мораторий; порох, который не могут вовремя приобрести шахты Львивугилля, потому что это товар двойного назначения, много чего для металлургического бизнеса — концентрат железорудный, сталь листовая, стальные заготовки, известняк для флюсов, слябы и, как утверждает само правительство, многое неуказанного в накладных, то есть контрабанды», — Оксана Сыроид, заместитель председателя Верховной Рады, 19 февраля.

«Нам рассказывали, что блокада вредна, потому что ахметовские предприятия на оккупированных территориях зарегистрированы у нас и платят большие деньги в государственный бюджет.

Эксперты называли какие-то невероятные цифры.

Знаете, сколько в действительности заплатили в бюджет все предприятия с оккупированных территорий в 2016 году? Не падайте! 1,7 миллиардов гривен.

Я плохо знаю арифметику, но, кажется, это где-то 60 миллионов долларов. Посадите 17 «насировых» и они столько же заплатят залоговых средств. Электроэнергии на оккупированные территории и на эти предприятия мы поставили это время на сумму в десятки раз большую, которую нам не оплатили.

Блокада не только не будет убыточной для бюджета, но значительно уменьшит убытки. Торговля на крови является убыточной для украинского государства и приносит выгоду только Ахметову, Кононенко, высшим государственным чиновникам Украины и сепаратистам», — Дмитрий Корчинский, общественный деятель, 17 марта.

«Позитива более, чем достаточно. Блокада — это не популистская акция. Нам рассказывают, что не может экономика Украины жить без донбасского антрацитового угля. А добывают его на незаконных копанках ДНР в районе города Антрацит. В Украине только семь ТЭС работают на антраците. Две из них находятся в западном регионе. Почему-то до 2011 года они успешно работали на местном угле. А потом их приватизировал олигарх Ахметов и вдруг оказалось, что этим ТЭС нужен только донбасский антрацит, который и добывали на рудниках Ахметова. Это удар по его экономическим интересам и «больному месту» боевиков, которые не получат за этот уголь денег. Но наибольший позитив в том, что вновь привлечено внимание к угольной проблеме. Экономическая блокада показала, что Украина не так уж зависима от угля, это прошлая эпоха», — Дмитрий Снегирев, общественный деятель, 30 января.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Премьер рассказал, где Украина будет брать уголь

На этой недели президент Петр Порошенко заявил, что причиной отсрочки вопроса о предоставлении Украине транша МВФ является блокада Донбасса.

Related posts:


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*